Главная » 2017 » Июль » 4 » В надежде на справедливость. Кто ответит за Балаклею?
В надежде на справедливость. Кто ответит за Балаклею?
09:00

Суд начал рассматривать первый иск жителя Балаклеи Андрея Усатенко к Министерству обороны и СБУ о возмещении материального и морального ущерба, причиненного в результате взрывов на арсенале. Но платить за последствия ЧП, случившегося еще в марте, никто не хочет.

С момента пожара на военном складе в Балаклее, приведшему к детонации боеприпасов, прошло более трех месяцев. В мае чиновники отчитались о полной зачистке территорий, прилегающих к арсеналу ВСУ, от взрывоопасных предметов. Многие жители города до сих пор не получили материальной компенсации ущерба и вынуждены восстанавливать нажитое имущество своими силами.

Водителю-дальнобойщику Андрею Усатенко во двор прилетело несколько боеприпасов, в результате чего сгорел Mitsubishi Lancer, был полностью разрушен гараж и повреждена квартира. Сразу после ЧП он обратился в полицию и ГСЧС, квартиру проинспектировала комиссия на предмет повреждений, однако это не принесло никаких результатов. Материальный ущерб он оценивает в 400 856 гривен, моральный – еще в 300 тысяч гривен. Всю сумму Усатенко рассчитывает получить от Министерства обороны и областного СБУ – по его мнению, взрыв арсенала допустили сотрудники этих ведомств.

Первое заседание по делу прошло 27 июня в Киевском райсуде. Заслушав стороны, судья Бородина отчитала представителей Минобороны о неготовности к слушаниям; представитель СБУ, в свою очередь, потребовала отказать пострадавшему в рассмотрении иска, так как он «не предоставил никаких документальных подтверждений ущерба». В итоге в заседании объявили перерыв до 11 июля.

Министерство обороны пока не отвечает толково, СБУ говорит, якобы они не при чем, – рассказывает «ХН» Усатенко. – У меня машина сгорела в гараже, гараж сгорел, большие повреждения в квартире. Прошло три месяца, но Министерство обороны и СБУ ничего не предпринимают. Хочу, чтобы мне возместили материальный ущерб и моральный – потому что это причинило очень много неудобств и у меня образ жизни совсем поменялся. Машины нет – ребенок очень часто болеет, в Харькове лежит в больнице, мне надо ездить туда.

Усатенко, впрочем, настроен позитивно: говорит, что двухнедельный перерыв в заседании – это немного. В то же время если Киевский райсуд Харькова хотя бы взялся рассматривать иск о возмещении ущерба, Балаклейский отказал его товарищу, также пострадавшему от ЧП. По какой причине, Усатенко не знает.

Очередь с исками к Минобороны

Житель частного сектора Вадим также пострадал от пожара на военных складах. Прилетевшим боеприпасом ему разворотило гараж, а обрушившимися с крыши бетонными плитами раздавило микроавтобус Mercedes. Мужчина заверяет, что ущерб ему до сих пор не компенсировали, – городская власть выделяет материальную помощь местным жителям лишь на восстановление жилых помещений.

Насчет сараев, гаражей – ничего не компенсируется, только помощь для жилых помещений. Никакой [компенсации за разбитый автомобиль] не было, – утверждает он.

Сейчас местные жители подают коллективный иск к Министерству обороны по поводу 10 пострадавших от взрыва автомобилей (поскольку именно на МО возложена обязанность осуществлять от имени государства управление военным имуществом, в том числе боеприпасами, что является источником повышенной опасности, и осуществлять контроль за их использованием и сохранностью в воинских частях). Mercedes Вадима в первый десяток не вошел – он продолжает дожидаться своей очереди.

Когда будет ответ, никто не знает, – пожимает плечами Вадим. – Если Министерство откажется давать материальную компенсацию, дело будет передаваться в суд. А когда будет дело рассматриваться, никто не знает.

К пострадавшему приезжали эксперты Харьковского научно-исследовательского института им. Бокариуса – зафиксировали повреждения, однако сумму ущерба не назвали. Своими силами Вадим пытается отремонтировать гараж.

Работники нашего горсовета посоветовали брать квитанции на все, что мы тратим на восстановление и строительство, и сохранять их. Потом будет рассматриваться индивидуально, что к чему, – рассказывает житель Балаклеи.

Усложняет рассмотрение исков и ход расследования. Сразу же после ЧП в Балаклее высшие чиновники во главе с президентом Петром Порошенко предположили, что причиной пожара с дальнейшей детонацией боеприпасов стала диверсия: якобы взрывчатку на склад сбросил беспилотник. СБУ квалифицировала пожар на военном складе как диверсию, прокуратура – как служебную халатность, а вскоре оба производства были объединены в одно.

В Чугуевской правозащитной группе поддержали иск Андрея Усатенко против Минобороны и СБУ. Правозащитники считают, что, несмотря на версию власти о диверсии, иски местных жителей против государства юридически оправданы.

Если бы взорвался склад дяди Пети с петардами, претензии бы предъявляли дяде Пете, – заверяет эксперт Чугуевской правозащитной группы Юрий Чумак. – Но этот склад принадлежит Министерству обороны, государству. Государство ответственно за все свои объекты, которые несут повышенную опасность для людей. Поэтому с точки зрения юридической логики гражданин Усатенко абсолютно прав и у него есть все шансы, чтобы победить.

Думка

Роман Семенуха, народний депутат:

– Я вважаю абсолютно правильним те, що громадяни відстоюють свої права в суді, оскільки Міністерство оборони продовжує робити вигляд, що нічого не відбулося. Жоден винуватець у тих подіях, наскільки мені відомо, досі не притягнутий до відповідальності.

Колективний позов мешканців Балаклеї – це їхнє право, надане їм Конституцією. Чи буде воно ефективним, чи неефективним, складно сказати, але я думаю, що такий крок точно й далі буде привертати увагу. Сьогодні ми бачимо, що влада дуже нервово реагує на будь-які заклики до прозорості, критику, що, на мою точку зору, свідчить, що там не все в порядку. Крім того, влада займається імітацією діяльності. Хоча насправді частина відновлюваних робіт зроблена, але те, що стосується відшкодування людям прямих грошових компенсацій на внутрішньобудинкові та внутрішньоквартирні ремонти, – гроші видаються далеко не всім і частково. Також не видаються кошториси там, де здійснюються ремонтні роботи. На превеликий жаль, і досі жодна родина з тих 90 сімей, житло яких комісія визнала непридатним для подальшого використання, не отримала грошової компенсації на придбання нового житла.

Я вважаю, що компенсувати збитки постраждалим має безумовно центральна влада, оскільки місцева влада (обласна рада) і так виділила чималу суму. Трагедія сталася не внаслідок недбалості мешканців, а внаслідок злочинної халатності Міністерства оборони. Насправді людям все одно, чи зробить це [виділить кошти постраждалим] Верховна Рада, чи Уряд, чи власне Міністерство оборони.

Просмотров: 716 | Добавил: xssn | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
avatar